Размышляя над причинами страха, который у многих людей вызывают змеи, понимаешь, что здесь есть из чего выбрать: смертельный яд, необычный леденящий взгляд, вызывающая отвращение извивающаяся "походка", голое гладкое холодное тело.

Мышь Но почему некоторым людям не нравятся мыши, понять трудно. Почему впадают в панику многие представительницы прекрасного пола при виде мыши? Проанализируем ситуацию методом исключения.

Может быть, у нее страшный, угрожающий внешний вид? Отнюдь нет. Самые большие домовые мыши достигают четырнадцати сантиметров в длину, причем половина приходится на хвост. Но хвостом ведь никого не испугаешь.

Теперь покажем фотографию мыши в разных позах: стоящей столбиком, присевшей на задних лапках с кусочком сыра или коркой хлеба в передних или и обычной позе, на четырех лапках, сидящей где-нибудь в углу, - даме, которая громче всех кричала и вскочила на самый высокий стол при виде мыши.

И она скажет, что это премилое создание, гармонично сложенное, с быстрыми глазками. Но это только на фотографии, а живая мышь ужасна.

Продолжая исследование, показываем подопытной даме на ладони живых мышей разных окрасов: белую, пеструю, желтую, серую и, наконец, угольно-черную. Никаких признаков страха, только сожаление по поводу длинного, голого и тонкого хвоста, похожего на червяка и вызывающего отвращение.

Однако у мыши, бегущей по полу, никто хвост не успевает рассмотреть, значит, не он является причиной панического страха.

Если не вид, не цвет, то скорее всего движения мыши производят такое неприятное впечатление, и прежде всего, их быстрота, увертливость и, самое забавное, неожиданные прыжки, которые служат не только для смены направления бега, - в несколько прыжков она преодолевает расстояние до двадцати метров по прямой.

Этот маленький шарик, то катящийся по полу, то внезапно подскакивающий, производит такое странное впечатление, что может смутить и непугливых людей. Недаром в средние века считалось, что дьявол может принимать вид мыши, а зять Лютера даже лично наблюдал его в таком обличье, когда тот бегал там и сям по телу одержимого. Во времена охоты за ведьмами одним из первых вопросов, задаваемых этим несчастным женщинам, был такой: не занимались ли они производством мышей". Между прочим, и до сегодняшнего дня сохранились замечательные рецепты, которые немало крови попортили ссорящимся соседкам. Например, стоило только поставить в какой-нибудь закуток дома: под лестницу, на чердак, в чуланчик,- горшок с опилками, смоченными конской мочой, чтобы тут же из этого вещества начинали плодиться мыши, и в таком количестве, что они пожирали все в доме. Поскольку такие катастрофы случались повсюду, как же было не связать их с недавней ссорой с живущей через два дома кумушкой!

Тут мы подходим к главной причине конфликтов между людьми и мышами - их зловредности для домашнего хозяйства. Форма ущерба, наносимого мышами, довольно необычна.

Маленькая мышь, даже если она сильно размножится, не нанесет больших потерь съестным припасам, хранящимся в доме. В этом отношении она уступает первые места крысам и различным домашним насекомым. Зато мышь - самый главный наш враг, когда речь идет не о продовольственных, а так сказать, культурно-эстетических ценностях.

Заметьте, что о крысах говорят обычно, что они развелись в доме, а о мышах - что они развелись в квартире. Относительно большую крысу человек не потерпел бы в близком соседстве. Если бы она появилась в комнате, были бы мобилизованы все средства, щетками и палками ее гнали бы из-под шкафов и диванов, и в конце концов или убили бы, или прогнали прочь.

На маленькую же мышь человек небрежно машет рукой: пусть себе скребется там в углу, вечером, если не забудем, поставим мышеловку. Азартной охотой на мышей люди обычно себя не затрудняют.

Белый мыши

И этим главным образом объясняется то, что крысы гнездятся обычно в сараях, в подвалах и на чердаках, где по деревням есть чем поживиться.

Мыши домовые, напротив, являются спутниками личной жизни человека, и в качестве близких соседей наносят ущерб не столько количественный, сколько качественный. Кроме того, следует подчеркнуть, что потребности их очень разнообразны, чему вполне соответствует комфортабельная обстановка квартиры цивилизованного человека.

Мышка, рождающая от трех до десяти детенышей (и повторяющая это пять-шесть раз в год), имеет похвальную привычку старательно готовить гнездо для потомства. А это означает, что ни одна штора или половичок, ни один гобелен или ковер не могут быть уверены в своей целости и сохранности, если мышке, стоящей гнездо, понравится материал, из которого он сделан.

Другой мотив разрушительной деятельности мышей - это, как известно, непрерывно растущие у грызунов резцы.

Исключая металлические предметы, стекло и фарфор, в человеческом жилище не найдется ни одного предмета, который не годился бы для точения мышиных зубов. Это может быть и полированный столик, и обивка кресла, и переплеты книг. Особенно мыши любят всякие бумажные изделия, как рукописные, так и печатные. Мышей можно поставить на второе место после пожаров как причину того, что так мало литературных произведений древности и средневековья дошло до наших дней.

И последнее неудобство - это необыкновенная нелюбовь мышей к однообразной пище, вследствие чего они едят не так много, но непременно перепробуют все ваши припасы, до которых смогут добраться, причем на месте преступления оставляют свой помет, что заставляет брезгливых людей выбрасывать много ценных продуктов на помойку.

Остановимся еще на необыкновенной ловкости и универсальных способностях к лазанию наших мышей. Нет такого места в человеческом жилище, исключая, пожалуй, люстру, свисающую с потолка, да которого мыши не сумели бы добраться. Любая портьера или свисающая ткань для них отличная лестница, Ножка стола должна быть покрыта очень скользким лаком, чтобы с помощью острых коготков мышь не забралась на стол и не начала хозяйничать среди недоеденных блюд. Замечательно использует она также прием трубочиста для подъема вверх по щели, например, между стеной и шкафом, упираясь в них лапками и спиной.

На вышеупомянутой люстре мышам как будто бы делать нечего, но были времена, когда мыши могли залезать и на люстру: во второй половине прошлого столетия, когда появилось газовое и электрическое освещение, мыши когда пробежать по газовой трубке или двойному проводу, идущему по потолку, несколько метров в положении вверх ногами.

Стоит посмотреть, как великолепно бегает мышь по натянутой бельевой веревке. Когда она теряет равновесие, ей помогает осужденный за свою некрасивость голый хвост: он несколько раз обкручивается вокруг веревки, помогая мышке вернуть потерянное на минутку равновесие.

Понаблюдайте, как талантлива мышь в роли прыгуна. Прыгая с высоты полутора-двух метров, она отнюдь не рискует жизнью. Она без колебаний прыгает на твердый пол, не пытаясь спуститься той же дорогой, какой взобралась на эту высоту.

Что касается прыжков в высоту, то можете проделать такой опыт. Посадите только что пойманную здоровую взрослую мышь в стеклянную банку высотой 40 см и понаблюдайте за ней десять минут, - больше вам не понадобиться, так как в результате многократных подскоков вверх по стеклянной стенке мышь в конце концов уцепится за край банки, и только вы ее и видели, если не успеете вовремя схватить.

Если принять во внимание ее семи-восьми сантиметровую длину (конечно без хвоста), то такой прыжок можно считать завидным рекордом.

Совместная жизнь с человеком, насчитывающая много тысячелетий, привела к тому, что мышь расселилась по всему свету, всюду, где обитает существо, считающее себя венцом творения. Поэтому сегодня трудно сказать, где ее "историческая родина", можно только предположить, ввиду ее теплолюбивости, что это были субтропические регионы.

С другой стороны, следует подчеркнуть, что весной и летом домовая мышь склонная оставлять наши избы и салоны и переселяться во двор или в сад, где она живет в земляных норах. Зато так называемая полевая мышь (а если принять во внимание лесные сторожки, то и лесная) поступают как раз наоборот: на зиму они переселяются на сеновалы и в амбары, а оттуда в дома. А мы удивляемся, когда в мышеловки, поставленные в кладовых, попадаются такие разные на вид мыши, не догадываясь, что это не "домашние" наши мыши, а самые разные виды "диких".

Чтобы различить их, поскольку по величине и серо-коричневому окрасу они похожи друг на друга, надо посмотреть на их брюшко: у домовой мыши оно серо-кремовое, а у полевой, лесной и очень близкой ее родственницы зарослевой мыши - белое. Две последние отмечены еще желтым пятном спереди на шее, а у полевой мыши посредине спины идет почти черная полоса.

Цвет в систематике вообще не отличается точной характеристикой, зоологи нашли более существенное отличие, которое, однако, довольно трудно разглядеть на живой мышке. Если посмотреть сбоку на знаменитые резцы, то исключительно у мыши домовой нижний край их стирающейся поверхности будет не гладкий, а изломанный под углом и образует впадинку. Этот признак послужил причиной выделения домовой мыши в специальный род, называющийся Mus, а остальные три вида отнесены к роду Apodemus.

Однако поскольку только род Mus, а в нем вид musculus так давно живет с человеком, именно его многократно приручали и разводили. Прежде всего китайцы вывели в рамках этого вида несколько пород, которые потом распространились по всему свету. Самые популярные - альбиносы, или белые мыши; несколько реже встречаются другие окрасы: пестрые, желтые, серо-голубые и, наконец, черные.

Как отдельную породу рассматривали так называемых танцующих мышей, особенность которых состоит в том, что они все время кружатся на месте. Предполагали, что причиной является какой-то дефект вестибулярного аппарата, но сегодня доказано, что эти мыши, особенно пестрого окраса, отличаются от Mus musculus другим числом чешуйчатых колец на хвосте (вместо 180 имеют их на 40 меньше), что наводит на мысль об их отличном от других мышей происхождении. В таком случае любовь к танцам они могли унаследовать от предков.

Между прочим, на выведении мышей нового окраса или рисунка, или еще с какой-нибудь изюминкой можно неплохо заработать, поскольку в Англии существует специальный мышиный клуб, присуждающий за такого рода селекционные достижения денежные награды.

Однако это всего лишь спортивные забавы, главная цель разведения мышей - это использование их в клинических исследованиях в качестве подопытных животных. В этой области белые мыши послужили человеку больше, чем какие-либо другие животные. Миллиарды их отдали жизни в лабораториях за сомнительные успехи медицины.

Таковы две стороны медали в отношениях между людьми и мышами.

По книге Яна Жабинского "Из жизни животных"