Несмотря на внешнюю невзрачность, серая крыса - по-латыни <пасюк> - одно из самых удивительных животных. В то время как на Западе да и у нас в стране ее считают злобной, жестокой, мерзкой тварью, приносящей беды и несчастья, на Востоке отношение к ней прямо противоположное: она является олицетворением добропорядочности и ума. Недаром год Крысы открывает двенадцатилетний цикл восточного календаря.

Легенды гласят, что столь высокой чести этот маленький грызун удостоился благодаря своему уму. Дело было так. Великий Будда пригласил на свой день рождения всех животных. Но чтобы попасть к нему, нужно было преодолеть широкую реку с быстрым течением. И первой перед Буддой предстала именно крыса. В награду за похвальное рвение он удостоил ее чести открывать свой календарь, в котором годы названы в том порядке, в каком прибывали гости: год Крысы, год Быка, год Тигра...

Однако хотя пасюк прибыл первым, на самом деле он обманул Будду! Первым реку переплыл бык, а крыса просто сидела на его спине и уже на берегу обогнала неторопливого гиганта.

Если же говорить серьезно, то этологи относят пасюка наряду с дельфинами, обезьянами, собаками и кошками к интеллектуальной элите животного мира. Впрочем, трудно сказать, чем больше поражает крыса - феноменальными физическими данными или умственными способностями. Она может прыгнуть в высоту на 80 сантиметров, зарыться в землю на метровую глубину, переплыть километровую реку. Скорость ее бега - до 10 километров в час, а рекордный дневной пробег - 48 километров. В среднем же она ежедневно пробегает от 8 до 17 км. Сила удара крысиных челюстей равняется 12 тоннам на квадратный дюйм (2,5 кв.см). Кроме нее, такая сила лишь у акулы.

Пасюк чувствует себя комфортно и при температуре плюс 45 градусов под паровыми котлами, и при минус десяти в морозильных камерах. А на атолле Кваджалейн в Тихом океане единственными существами, выжившими после произведенного американцами взрыва водородной бомбы, оказались крысы. Причем под воздействием радиации они стали еще крупнее и выносливее.

Что же касается страсти к путешествиям, то тут крыса абсолютный рекордсмен. На протяжении десятка миллионов лет эти зверьки обитали только в Восточном Китае. Потом за какие-то два с небольшим века расселились по всему земному шару, проникнув в Африку, Америку и Австралию. В научных трудах подчеркивается, что <большая сообразительность позволяет крысам путешествовать во всех видах транспорта: в трюмах кораблей, в поездах по железным дорогам и даже в грузовых отсеках самолетов>.

Для этого нужен действительно недюжинный ум. Любое животное старается не менять привычный ареал обитания, если его не вынуждают к этому чрезвычайные обстоятельства. Ведь все новое таит в себе неизвестные опасности, которые могут представлять для него смертельную угрозу. А крыса по собственной воле пускается в неизведанное: забирается на судно, залезает в вагон и самолет. Раньше считалось, что она случайно попадает туда со складов вместе с продовольственными грузами. Однако более серьезный анализ показывает, что все обстоит не так просто.

По каким-то признакам пасюки сумели установить, что движущиеся железные существа не представляют для них никакой опасности. Например, они преспокойно живут под перронами вокзалов, к которым то и дело прибывают поезда. Больше того: крысы поняли, что эти железные существа можно использовать для перемещения. Пока неясно, почему им свойственна охота к перемене мест. Очевидно, причина кроется отнюдь не в <перенаселенности> данного района. Это может быть <инстинкт первооткрывателя>, хотя в таком случае непонятно, почему он дремал на протяжении миллионов лет и пробудился лишь в XV веке. Но нельзя исключить и то, что именуется рассудочной деятельностью, то есть сознательное стремление проникнуть в новые, достаточно отдаленные места, действуя по принципу: хуже не будет. Может быть, поэтому крысы стараются забраться по швартовым канатам на любое судно, стоящее в порту, в том числе и на военные корабли...

Биологи, изучающие пасюков, сходятся во мнении, что ума и сообразительности им не занимать. Они умело избегают всевозможных ловушек. А если кто-то из сородичей погибает, отведав отравленной приманки, крысы сразу вычисляют причинно-следственную связь и впредь никогда не купятся на нее. И напротив, им ничего не стоит добраться до пищи, лежащей в закрытой крышкой кастрюле, если только она не придавлена тяжелым грузом.

В печати описан любопытный случай, когда крысы устроили настоящее пиршество, забравшись в киоск, торгующий молочными продуктами. Сбросить крышки с горлышек бутылок с кефиром, удобно стоявших в ячейках пластмассового ящика, было для них плевым делом. Сложнее оказалось с дегустацией лакомства. Однако и эта проблема была решена. Одна крыса опустила хвост в бутылку, затем, обхватив его лапками, поднесла ко рту и быстро слизала кефир. Ее примеру тут же последовали остальные налетчики.

А вот пасечники не видят в этом ничего особенного. По их рассказам, хвостатые разбойники проделывают еще и не такие штучки. Если оставить незакрытой флягу с медом, они обязательно доберутся до него, даже без разбега вспрыгивая наверх. Причем когда фляга неполная, крысы вцепляются друг в друга, образуя живую гирлянду - так, чтобы хвост нижней окунулся в мед. А потом дружно облизывают его.

...Очень интересную историю, дающую наглядное представление об уме пасюков, поведал штурман Юрий Моралевич. Перед войной он плавал на старом зерновозе, в трюмах которого обитало бесчисленное крысиное поголовье. Из-за характера груза применение ядов на судне было запрещено, а стандартные крысоловки не помогали. Тогда корабельные умельцы изготовили электрическую <крысобойку>: наклонный проволочный коридор с приманкой в дальнем конце. В пол были вставлены поперечные медные пластинки, находившиеся под током. Ступив на них, крыса должна была замкнуть цепь и погибнуть, как на электрическом стуле.

Испытания этого устройства проходили на верхней палубе, куда принесли две крысоловки с десятком <смертниц>. Когда первую запустили в коридор, та, сделав несколько шагов, жалобно запищала, задергалась в судорогах, а потом покатилась кубарем и благополучно выскочила наружу. Пушистая шкурка оказалась достаточно хорошей изоляцией. Учтя ее опыт, остальные крысы действовали таким же образом. Как только при пробежке они получали удар током, сразу опрокидывались на спину, свертывались в клубок и выкатывались из <крысобойки>.

Выход подсказал старый французский моряк из Шербура, которому Моралевич пожаловался на постигшую их беду: он посоветовал завести <крысиного волка>.

В крышку от угольного бункера с высокими стенками, затянутую сверху металлической сеткой, посадили штук семьдесят крыс. В первые часы наблюдатели заметили лишь несколько стычек между самцами. Но к вечеру пленники проголодались. А в сумерках разгорелся первый бой. Пяток побежденных стал ужином для победителей. Через неделю в крышке оставалось не больше двух десятков самых сильных самцов, которые жались к стенкам, настороженно следя красными глазками за соседями.

Наконец, наступил день, когда в крышке остались лишь два зверя, чьи глаза светились ненавистью, а шерсть на хребте у обоих стояла дыбом. Последняя окончательная схватка оказалась недолгой. Но победитель не успел пообедать своей жертвой. Только он начал трапезу, как матросы принесли ему сала и галет. Пасюк охотно принялся за угощение. Один из них осторожно погладил зверя пальцем вдоль спины и радостно воскликнул:

- Он же совсем ручной! Давайте назовем его Кингом!

Возражений со стороны крысюка не последовало. Когда он закончил пиршество и приступил к туалету, лапками умывая мордочку, матрос снова его погладил, затем взял в руки и, поскольку тот не думал вырываться, выпустил на палубу.

Без сомнения, Кинг почувствовал расположение людей и принялся не спеша прогуливаться по палубе, обнюхивая лебедки, бочки, бухты канатов. За ним ходили моряки, совали под нос лакомства, гладили. В ответ он тыкался носом в руки, ботинки - обнюхивал, знакомясь с новыми друзьями, которые еще недавно были для него смертельными врагами.

После полудня крысиный король исчез. Зато вскоре из-за переборок в разных местах стали слышны визг и возня. Потом снизу, из трюмов, начали выскакивать испуганные крысы и в панике метаться по палубе. Вслед за ними появился Кинг. Он спокойно выбирал очередную жертву, делал короткий бросок и молниеносным движением челюстей убивал ее.

Возникало такое впечатление, будто пасюк действует вполне сознательно, зная, чего от него хотят люди. После одной из экзекуций Кинг даже подбежал к своему первому знакомому матросу, поднял мордочку и немного попищал, словно хвалился своими успехами. Тот погладил <крысиного волка> и выдал ему в награду кусочек печенья.

В течение всего плавания Кинг продолжал ежедневно охотиться на своих собратьев. А в день прихода судна в Одессу случилось непредвиденное. Когда на берег подали швартовы, вся палуба стала серой: ее покрыл сплошной ковер из крысиных спин. Обезумевшие грызуны потоком переваливались через фальшборт, падали в воду, сыпались на пирс. В считанные минуты палуба опустела. Все перепуганное крысиное население покинуло зерновоз. Кинг остался в полном одиночестве. Он обошел палубу, а потом, видимо, довольный результатом обследования, прилег у одного из кнехтов и задремал на солнышке.

На другой день явилась первая и последняя портовая гостья. Крупная крыса побежала с берега по швартову. Как только она очутилась на палубе, к ней направился Кинг. Заметив его, ничего не подозревавшая незнакомка решила обменяться с ним любезностями. Но едва она собралась обнюхать собрата, как тот привычным приемом перекусил ее загривок.

Оставив лежащим неподвижное тело, Кинг тут же подбежал к боцману и поднял радостный писк: смотрите, мол, какой я работяга и надежный сторож.

- Хвастается, подлец! Ну до чего же умен! Получай, труженик моря, печенье. Заработал, - согласился боцман.

Как сложилась дальнейшая судьба <крысиного волка>, автору этой истории неизвестно, поскольку из Москвы пришел приказ сдать старый зерновоз на металлолом.

Белые лабораторные крысы тоже изумляют биологов своим поведением во время научных экспериментов. Стандартные тесты вроде бега по лабиринту в поисках выхода, определение цвета и размера шарика или отыскивание корма за одной из трех одинаковых дверок - для них просто <семечки>. Они справляются с задачами, которые считались по силам разве что близким к нам по разуму обезьянам. Не тратя много времени на размышления, крысы успешно достают подвешенный корм. При этом используют разбросанные по клетке кубики, ставя их один на другой до необходимой высоты.

Отдельные особи среди крыс, по мнению ученых, не только умны, но и чрезвычайно хитры. В ходе опытов было замечено, что испытуемые разделились на <работяг> и <нахлебников>. Первые старательно нажимали на рычажок, после чего открывалась дверца, за которой находился корм. Вторые лениво поджидали этого момента, сидя у самой дверцы, чтобы стащить пищевую таблетку из-под самого носа <работяг>. Со своей стороны, <нахлебники> прилагали собственные усилия только тогда, когда, не желая долго ждать корма, они подталкивали простофиль-<работяг> к дверце. Если же те сопротивлялись, то в ход шли зубы и когти.

Впрочем, крысиный феномен этим не исчерпывается. Совсем недавно у пасюков обнаружились еще и экстрасенсорные способности.

В НИИ авиационных систем под руководством доктора технических наук О.Е.Антонова создан генератор специальных электромагнитных сигналов, эффект которых сходен с воздействием экстрасенсов. В ходе экспериментов в качестве объекта облучения были взяты и крысы. На одном из режимов они собрались под рупором излучателя и притихли, наслаждаясь кайфом. Их отбрасывали палкой к стенке вольера, но они снова ползли к середине под рупор.

Еще более поразительные результаты зарегистрированы в Институте компьютерных психотехнологий. В ходе опытов там брали двух крыс и помещали в соседние полностью изолированные клетки. Затем у них вырабатывали определенную реакцию - они убегали по звуковому или световому сигналу, который сопровождался слабым ударом тока. После этого одно животное получало такой сигнал от аппарата и соответственно реагировало на него - перебегало в безопасное место. Но то же самое делала и вторая крыса, хотя она не получала никакого внешнего сигнала! Выходит, команду ей подавало мысленно первое животное.

Остается только гадать, какие еще сюрпризы могут преподнести крысы по мере того, как мы будем больше узнавать их.

Сергей ДЁМКИН. Газета "Животные страсти"