О том, кто такие серые крысы, или пасюки, знают все, но многие вряд ли представляют, как и по каким законам живут эти малопривлекательные зверьки. Живут они группами. При этом, как установлено наблюдениями в вольерах, взаимоотношения между самцами строятся по принципу доминирования-подчинения, а все самки равны между собой. На вершине иерархии царят доминанты, так называемые альфа-самцы. Их сразу можно узнать по поведению и внешнему виду: у них гладкая шерсть, прекрасное здоровье, уверенные движения, они отличаются крупными размерами и силой, никто из остальных членов группы не рискует вступать с ними в конфликты. На следующей ступени иерархической лестницы стоят субдоминанты. Их еще называют бета-самцами. Они всегда готовы подчиниться доминанту, но в отсутствие альфа-самца чувствуют себя хозяевами положения. Такие самцы есть не во всех группах, некоторые состоят только из доминантов и подчиненных. В то время как альфа занимается охраной территории от чужаков и поддержанием своего первенства в группе, субдоминант успевает поухаживать за самками и нередко добивается успеха. Так что, вероятно, численность оставленного им потомства даже превосходит таковую доминанта.

У подножия иерархии прозябают подчиненные самцы. У них тусклая свалявшаяся шерсть, неуверенная поступь, на их теле нередко хорошо заметны следы ран от укусов. В любой момент они готовы обратиться в бегство. Если доминирующий самец отличается особой свирепостью, подчиненные самцы часто погибают. Когда в эксперименте исследовали "умственные" способности самцов разного иерархического ранга, то оказалось, что лучше всех решают задачи на экстраполяцию субдоминанты. Они чаще других правильно угадывают, где из-за ширмы появится поилка с водой, направление передвижения которой в начале опыта зверькам показали. Среди подчиненных "умные" особи встречаются редко. В свою очередь и самцы-доминанты отнюдь не всегда отличаются сообразительностью, вполне оправдывая поговорку "сила есть - ума не надо".

Несмотря на агрессивность доминанта, некоторые подчиненные самцы все же приспосабливаются к жизни с ним в одной вольере. Они стараются не попадаться альфа-самцу на глаза, держась в тех местах, где доминант бывает редко, а кормятся и разгуливают, пока он спит.

Если в вольеру к группе пасюков подсадить незнакомого самца, его нередко ждет гибель. На него тут же нападает доминант, а иногда другие самцы и даже самки.

Таковы результаты вольерных наблюдений. Чтобы решить, до какой степени данные, полученные в искусственных условиях, отражают действительность, познакомимся с результатами изучения поведения крыс в естественных условиях.

Интересные наблюдения за поведением серых крыс на свинофермах в Молдавии провел А. Г. Михайленко. Хотя и считается, что наблюдать за крысами в естественных условиях трудно из-за их большой осторожности, сумеречной активности и других особенностей поведения, в этих условиях животные оказались благодатным объектом для изучения.

На одной из свиноферм исследователь оборудовал удобные наблюдательные пункты и более трех месяцев пристально изучал жизнь пасюков. Зверьки довольно быстро привыкли к постоянному присутствию наблюдателя, круглосуточному освещению, даже к щелчкам фотоаппарата и блеску фотовспышки. Привлеченные пищевой приманкой, крысы охотно и многократно заходили в ловушкиверши, поскольку чаще всего их тут же выпускали.

Так появилась возможность периодически осматривать животных, метить, определять их вес. Крысиное население фермы состояло из семи группировок, каждая из которых имела свой участок обитания и включала 10-20 взрослых зверьков, а в одной было 32 крысы. В целом помимо свиней работники свинофермы откармливали поголовье крыс численностью по крайней мере 120-140 особей.

Детально удалось изучить поведение крыс в двух группировках. Первая состояла из 14 самцов и 18 самок. Жилые норы зверьков располагались под пустовавшими клетями для свиноматок. Бесхозяйственность людей обеспечивала процветание зверьков этой группировки: во время кормления свиней часть корма просыпалась на пол, а неиссякаемым источником воды служила лужа у водопроводного крана. Вторая группа состояла из 8 самцов и 9 самок. Зверьки, входящие в ее состав, обитали в помещении кормоцеха. Эти крысы жили в непосредственной близости от кучи зерна, предназначенного для помола.

В естественных группировках между доминантом и остальными самцами, образно говоря, лежала глубокая пропасть. Отличительной чертой всех альфа-самцов была яркая индивидуальность, что проявлялось в их поведении и внешнем виде. Это были наиболее крупные самцы в группах.

В качестве иллюстрации дадим характеристики трем доминирующим самцам. В первой группировке господствовал самец по кличке Варвар. Хвост его был слегка S-образно изогнут, а сам зверек был постоянно сгорбленным и все время находился в напряжении. Вообще такой внешний вид характерен для агрессивно настроенных самцов, а Варвар был единственным из всех, сохранявшим подобный облик постоянно. Вероятно, из-за большого числа зверьков, входивших в группировку, агрессивное состояние вошло у него в привычку. Варвар был очень подвижен, склонен к контактам и абсолютно нетерпим к взрослым самцам. Но агрессивность не выглядела у него яростной или безудержной, он вполне бывал удовлетворен бегством другого самца и, как правило, не преследовал его. Часы кормежки Варвар предпочитал проводить в обществе 3-5 самок. Основным его занятием была исследовательская активность. Он первым в группе освоился с присутствием наблюдателя и уже на второй день знакомства исследовал "нового члена группы" и даже попытался взобраться на ногу экспериментатора.

Тиран, доминант второй группы, был крупным, стройным самцом с гладкой блестящей коричневой шерстью. Как и Варвар, он был очень подвижен, его характерной чертой тоже была высокая исследовательская активность, но при этом он отличался чрезвычайной агрессивностью. Самки избегали подолгу находиться с ним рядом, так как Тиран не всегда терпел даже их присутствие. Самцов Тиран всегда ожесточенно преследовал, хотя те стремились избегать встреч с ним, узнавая доминанта на расстоянии 1,5-2 м. Тиран гонял свою жертву по всему кормоцеху, включая пол, стены, балки под крышей, причем сопровождались эти гонки отчаянным писком и короткими, но яростными схватками. Нередко в пылу погони доминант и его соперник забывали об осторожности и взбирались на спину и голову исследователя, а однажды доминант настиг свою жертву и учинил над ней расправу прямо на раскрытых страницах журнала, в который записывались наблюдения. Порой казалось, что Тиран специально ищет самцов с целью лишний раз задать им трепку.

Ричард - самый крупный из трех доминантов. Судя по имевшимся на его теле повреждениям и шрамам, жизненный путь этого зверька был тернистым, а главенствующее положение в группе завоевано в упорной борьбе с противниками. У Ричарда не было половины хвоста и двух фаланг пальцев на правой передней лапе, потрепанные кромки ушей напоминали бахрому По сравнению с Варваром и Тираном, Ричард отличался спокойным нравом. Он был более терпим к другим особям, дольше кормился, часто в это время допускал присутствие самцов, хотя в остальное время угрожал им и преследовал.

Что касается других членов группы, то основной контингент составляли субдоминантные самцы, которые были весьма похожи друг на друга как внешне, так и по характеру поведения. Они избегали контактов с доминантами и друг с другом, во время кормления старались утащить кусочек куда-нибудь в сторону или в укромный уголок и там спокойно съесть. Эти самцы не дрались между собой, а к чужакам проявляли интерес, но не агрессивность. Только после неожиданного исчезновения Варвара среди самцов развернулась борьба за господство. Наступил период драк, взаимных угроз и преследований, в результате которых в парцелле появился новый доминант.

Наиболее таинственными членами группы были угнетенные самцы. Их жизнь в свинарнике была немногим лучше жалкого прозябания подчиненных самцов в вольерах. Правда, если в вольере подчиненным самцам деваться некуда и они вынуждены висеть на сетке, то в условиях свинарника их жизненное пространство в принципе неограниченно и они всегда могут отыскать укромное место. Эти изгои демонстрировали классический вариант пространственно-временной изоляции от своих собратьев: их норы и места отдыха располагались в стороне от нор других крыс. К местам кормежки и источникам воды эти зверьки подходили лишь тогда, когда там не было других пасюков, причем добирались туда окольными путями, которыми другие члены группы не пользовались. Интересно, что единственный угнетенный самец одной из групп по кличке Чадо после гибели Варвара стал доминантом.

Между самками складывались мирные взаимоотношения, основанные на нейтралитете. Исключение составляли беременные и кормящие самки, проявляющие агрессивность по отношению к другим членам группы. Крысята до наступления половозрелости были вне иерархии.

В популяциях многих видов грызунов, в том числе и синантропных, действуют механизмы саморегуляции плотности населения, причем важнейшую роль в работе этих механизмов играет частота контактов между особями. Если зверьки встречаются друг с другом редко, уровень стресса у особей популяции минимален, идет интенсивное размножение, плотность поселений растет. Если же грызуны сталкиваются друг с другом слишком часто, в действие включаются механизмы, тормозящие рост численности, увеличивается афессивность зверьков и уровень стресса, возрастает смертность, особенно молодых особей, блокируется размножение. В случае с синантропными грызунами сложная обстановка и трехмерность помещений значительно повышают емкость пространства. Участки обитания синантропных крыс обычно очень малы по сравнению с участками грызунов, обитающих в природных условиях. Причем на этих крохотных участках обитает не одна, а 10-20 взрослых крыс! Объясняется это не только большой емкостью пространства, но и обилием корма, который крысы без труда находят, обитая рядом с человеком. Поэтому несоблюдение правил санитарии, бесхозяйственность, захламленность помещений сильно способствуют процветанию крысиного племени, повышению порога критической численности популяции.

Елена Котенкова, кандидат биологических наук
Журнал "В мире животных" 2000'4